Политика пингвинов
Политика пингвинов

Путь первокурсника

Путь первокурсника

Кто не проходил путь первокурсника, рекомендую срочно наверстать упущенное. Столько эмоций, когда смешивается тревога с восторгом и приятными ожиданиями. Когда туманное настоящие перекрывается ярким будущем. Мысли путаются, глаза разбегаются, сердце колотится с неимоверной скоростью. Да, это первый курс, добро пожаловать в суровый юмор взрослой жизни. Теперь в одиночку придется решать абсолютное большинство проблем, и поглощать все прелести радостей.

Конец 90-х годов означился завершающей стадией беспредела и хаоса на улицах. Постоянная боязнь ходить в одиночку даже днем, постепенно спадала. Надо было жить и двигаться дальше, не смотря на все желания закрыться, убежать на необитаемый остров, или как минимум не видеть и не слышать происходящее вокруг. Жизнь заставляет перешагивать через страхи, идти к цели. Не сдаваться никогда, иначе потом перестанешь сам себя уважать, а это худшее что может произойти.

Огромное большинство молодежи, тогда ходили с «подспорьем» в карманах. Ножи бабочки, кастеты, газовые баллончики, продавались почти в каждом ларьке. Даже унылые витрины «Прессы», в уголке отсвечивали солнечными зайчиками от блестящего металла дешевых приспособлений для самообороны.

конец 90-х

После поступления.

Дымка перед глазами застилается пеленой, чувство тошноты, учащенное сердцебиение, и постоянная одышка в побегах по душных коридорах. Все эти чувства, буквально наваливаются на первокурсника с самого начала. Куда бежать, непонятно. Нормальное состояние человека, пребывающего в легком стрессе.

Мне было легче. Пройдя курс ФДП (факультет до вузовской подготовки), беспорядочные корпусы с множеством кабинетов вперемешку с аудиториями, уже не казались такими страшными. Нужно было собрать документы для поселения в общежитие. Если в этом действии попытаться найти логику, то она отсутствует напрочь, даже несмотря на то, что все происходит в одном из крупнейших технических ВУЗов страны. Воспитательные меры и первая стадия привыкания к бюрократии, больше добавить было нечего.

Перепуганные лица только недавно поступивших, толпилась в беспорядочной очереди перед 112-м кабинетом главного корпуса. Попытка узнать за кем ты в очереди, заканчивалась после третьего раза заданного вопроса в абсолютную пустоту. Пришлось стоять и наблюдать за лицами. Когда новый студент выходил из желаемой для посещения комнаты, необходимо было быстро рассмотреть все стоящие лица. Самые зоркие и изнеможённые, мигом смотрели в окружающую толпу, и если никто не делал даже попытки сделать шаг, врывались в распахнутую дверь и исчезали как в тумане. Стратегия была понятна. Буквально через 15 минут я стоял перед увесистым столом, во главе которого заседала пышная барышня, отнюдь не менее увесистая.

– Общежитие?

Аж затрясло всего от этого металлического голоса.

– Да.

– Что да, номер общежития?!

Тогда я понял, что в диалоге оппонент начал терять терпение. Десять секунд, а уже накосячил.

– А, 13-е, счастливое.

– В военкомат дуй, там надо отметится.

Поняв что шутка пролетела совсем мимо, схватив какой-то листок из протянутой руки, выбежал снова в коридор и оцепенел. То, что надо было ехать в военкомат, было предельно ясно. А вот где тот самый военкомат, осталось за закрытыми дверями, куда мгновенно устремился очередной стратег.

Пропадать пришлось не долго. Двери быстро распахнулись и от туда выпорхнул напористый паренек, который во все горло крикнул:

– Кто знает где этот гребанный военкомат?

– Погнали с нами, мы как раз туда! Кому еще, погнали вместе!!

Из небольшой веселой компании, вырвался звонкий голос. С Напористым переглянулись, поняв что времени нет, устремились за компанией. Пока бежали на троллейбус, Звонкий протянул:

– Так, билеты не покупаем, если будут контролеры, всех не запакуют, держимся вместе, вдруг что выходим толпой!

Никто и не посмел оспорить решение. Даже всем понравилась идея. Денег было в обрез и лишние сэкономленные 30 копеек на проезде вообще бы не помешали.

Забив заднюю площадку трамвая, сразу наполнили унылый транспорт громким смехом. Контролера так и не было, а три остановки промчались за мгновение. Прибежав к двухэтажному зданию военкомата, случилась очередная озадаченность. Бесконечная очередь выходила за пределы чисто подметённого двора. Оторопев от увиденного, я просто остановился.

– Ну что там, перекусил? Давай сюда, мы здесь!

Напористый усердно махал мне рукой и звал почти к началу очереди.

– Здесь пацанов пацан занял очередь давно, короче влезем с ними.

Сделав вид что дожевываю бутерброд, скромно протиснулся в середину компании Звонкого. Меня слегка пододвинули и я оказался первым перед металлической холодной дверью. Сделав отметку в каком-то журнале, грузный прапорщик отвернулся и стал перебирать бумажки:

– Это все? Я свободен?

– Да, не задерживай очередь!

 Вылетев довольный из кабинета, думал подождать Напористого. Но он махнул рукой и приветливо улыбнулся крича вдогонку:

– Не жди, у меня проблемы с военкоматом, я на долго…

Пришлось покинуть своего нового друга и мчать назад в корпус. Довольный как слон, помня наставления Звонкого, снова проехал «зайцем» и пробираясь сквозь толпу в коридоре, смело зашел к Тучной абсолютно не реагируя на возмущенные крики за спиной:

– Справка?

Вот здесь мне пятая точка подсказала что я снова туплю. Одно лишь слово в вопросе, а столько неизведанного и непонятного…

– Какая справка?

Я старался отвечать коротко и по сути, понимая что Тучная возьмет либо интеллектом в лучшем случае, либо надавит массой в худшем. Оба варианта мне вообще не подходили. Томно вздохнув, работник бюрократической машины продолжила:

– Я тебя в военкомат посылала за справкой, ты потерял или не взял?

– Та Вы же сказали отметится, меня в журнале отметили…

Растерянности не было предела, ведь я четко выполнил указание. А ларчик, на самом деле, не просто открывался.

– Дуй снова в военкомат, и пусть дадут справку, без нее никак, зайдешь без очереди, я тебе уже бланк пропечатала, и быстрее!

Бюрократия на первом курсе

Открыв медленно двери, удрученно вышел. Было уже три часа дня, и я мог не успеть вернутся домой. На завтра я уже планировал заселится в общежитие и полностью покончить с беготней сегодня. Робкая девчонка, спросила тоненьким голосом:

– Что, не приняли?

– Та блин снова в военкомат, натупил…

Несколько ботанов кучкующихся в сторонке приободрились:

– Ты знаешь где военкомат? А можно мы с тобой?

Заметно приободрившись, я возглавил толпу ботанов, и уже бежав снова на троллейбус, командовав пройденными фразами Звонкого про не покупку билетов, держаться вместе и прочее. Только зайдя в общественный транспорт, команда заучек дружно устремилась в очередь к водителю за талонами. «Охренеть какие один за всех…», – пронеслось в голове, а на следующей остановке зашли контролеры, пришлось срочно выбегать и преодолевать часть пути пешком.

Бесконечность возле военкомата умножилась как минимум вдвое. Ботаны в хвосте поправляли очки и скромно изворачивались от моего взгляда. Весь план завершить всю беготню за день летел в пропасть. Присев возле занятого юноши с кучей бумаг на лавочке, просто проматерился вслух, что никогда не замечал за собой будучи рядом с незнакомыми людьми. Подняв голову, Занятый удивился:

– Ты чего?

– Та придурок, справку не забрал, до утра за одной бумажкой стоять…

– Так а все сделано, лишь справку забыл?

– Та да…

– А ну идем со мной!

Абсолютно не понимая что происходит, машинально подался за новым знакомым. Подойдя к открытому окну, Занятый позвал девушку, и та по фамилии моей нашла забытую справку. Готов был расцеловать и девушку, и Занятого, от души поблагодарив, спринтером умчал на остановку, радости не было предела. На остановке встретил Напористого:

– Ты чего здесь до сих пор?

– Та лошара справку забыл, вот, забрал!

– Ну ты даешь… Сейчас на траликах рейд контролеров, едем на автобасе, хоть реже ходят, зато надежнее и безопаснее.

В корпусе, в знак благодарности, я пропустил Напористого вперед себя без очереди, как наставляла Тучная, и буквально через несколько минут уже мчал довольный делать флюорографию.  

Счастливый первокурсник

Студенческая больница встретила привычной унылостью. Забитая комната беспорядочной очередью из студентов напоминала банку с помидорами. Кто-то был подавлен, кто-то краснел от духоты, а кто-то неимоверно вонял чесноком. Дружная компания смеялась, несколько забились в угол и штудировали конспекты, угрюмо приходили и уходили старшекуры, судя по важному взгляду на все свысока. Снова одолела печаль с тоской. И тут появилась медсестра, которая обрушила крик на всех без разбору. Оказалось, что большая половина стояла вообще не в тот кабинет, куда их отправили. Чудесным образом комната освободилась до пустоты, и я неимоверным образом успевал все завершить.

Почти к шести вечера, успел занести все бумажки коменданту. Но так как было уже поздно, меня не поселили, пришлось ехать домой.

Поселение в студенческое общежитие.

На следующий день, 31.08, родители привезли меня на поселение. Никто не знал, что там есть, а чего нет. Бралось на всякий случай все подряд. Из все подряд оказалось лишним большая половина.

Меня поселили с двумя братьями с 4-го курса, чему я в начале неимоверно обрадовался. Мнение о том, что «дедовщина» меня максимально обойдет стороной, грела со всех сторон на протяжении дня.

Мы съездили на вещевой рынок, купили каких-то пару вещей для походов на лекции. А вот возвращаться пришлось на метро. Выйдя на станции, с гордостью купил батон и шагал по студ городку с вполне довольным выражением лица. Меня ждала свобода, неизвестное настоящее, и вполне радужное будущее. Как минимум, я так себе нафантазировал.

Ах какой был вкусный тот батон. Отломав мягкую горбушку, с удовольствием уничтожил с куском колбасы. От предложения присоединится, братья почему-то отказались. Один уперся в кульман (огромная чертежная доска), второй углубился в книгу толщиной в пару батонов. Ночь настигала все общежитие. Настораживала лишь входная дверь в комнату, которая была обшита металлическими скобами вдоль и поперек. Зачем такие укрепления…

Уложившись на продавленную сетку, Морфей начал одолевать. И в момент почти красочного окончания бешенных дней, весь покой перечеркнула практически через комнату орущая музыка.

– Вернулись блин…

Пробурчал один из братьев. Оказалось, ликующая толпа ждала продолжения праздника. Концерт, посвященный «Дню первокурсника» закончился, и все вернулись в общагу для продолжения банкета.

Самая шумная толпа остановилась перед нашими закрытыми дверями.

– Вот здесь еще первокурсник…

– Точно здесь?

– Здесь, я видел как он селился.

– Мальчики, не трогайте его…

– Заткнись и иди в комнату!!

Прозвучал стук в дверь, потом настойчивее, а потом начались попытки выбивания с ног. Здесь скованная дверь была просто к месту. Стены ходили ходуном. Зазвенела ложка, забытая в кружке. Казалось работал отдел специального назначения, а назначение было как раз специальное. Задача стояла сбить с первокурсника водку за поселение.

Выбивание двери первому курсу

Сердце билось с неимоверной скоростью и казалось, что выпрыгнет на встречу двери. Хотелось открыть двери и смело всех послать, а мои старшекурсники культурно притворились спящими, один из братьев даже храпнул для убедительности.

Усталость после концерта и выпитого алкоголя одолела «спецназовцев» спустя минут 20-ть тщетных попыток дорваться до юнца. Заснуть тогда получилось лишь под утро.

Попытки продолжались в течении недели. Численное превосходство было не на моей стороне, а запуганные братья кормили себя страшилками о возможных порезах ножом. Хотя в большинстве случаев просто молчали, слегка создавая видимость храпа. Храпели очень осторожно, чтобы не было слышно за дверью.

Всю ситуацию изменила случайная встреча на коридоре. Находясь в полном замешательстве, сидел перед дверью и потягивал самую дешевую сигарету с фильтром. Рядом подсел пацан:

– Угости.

Это был Комар, он тогда держал весь этаж. Не дать сигарету ему, считалось западло. «Днем и попался блин, теперь мне хана. Сигареты точно убивают, особенно когда стреляют…», – промелькнула мысль. Молча поднялся и запустив руку через дверь, из нычки вынул папиросу.

– Я знаю откуда ты, у меня там много корешей, с Пухом знаком?

– Да.

Протянул я, не понимая к чему он клонит.

– А Билю?

– Даже не слышал.

– Странно, они на Песке постоянно вместе тусят.

– Пух с Центра, на Песке он редко бывает.

– Верняк молотишь, Пух ровный пацан. Не обижают?

– Пока не получилось…

И показав на защитные полоски прибитые к двери, оба рассмеялись. С тех пор, попытки прекратились. Жадные взгляды со стороны присутствовали, а никто не осмеливался даже заговорить.

Сложно сказать, повезло мне тогда, или обычная неизбежность, даже не знаю. Но начало пути первокурсника очень четко отложилось в памяти. Где-то с грустью, а где-то с улыбкой. Все перемешалось тогда в доме студенческом… Одно понял – если идешь к цели, иди до конца, даже если со всех сторон одолевают сомнения!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *